Как я поступил на журфак благодаря наркотикам *

1
Скопироватьhttps://r16.ru/p/5972

В эти дни сочетание в одном предложении слов "журналист" и "наркотики" особенно популярно, поэтому держите мою историю.

С разрешения автора — Александра Гольдфайна публикуем его историю «встречи» с наркотиками. Мы считаем, что дело Ивана Голунова, должно стать отправной точкой для модернизации и реформации правоохранительной системы в России

От редакции

20 лет назад я поступал на факультет журналистики филиала КГУ в Набережных Челнах. Основных вступительных испытания - три: конкурс творческих работ, собеседование и сочинение. На конкурс работ я принёс подшивку своих материалов, которые писал для школьной и городской газет. С собеседованием на общий кругозор вышло посложнее. Я готовился по темам истории, политики, журналистики, экономики, но почти запоролся на литературе: мне предложили продолжить список "Гроза", "Снегурочка", "Бесприданница"... Я понял, что это Островский, но ничего больше из "настоящего" Островского не вспомнил, поэтому ляпнул: "Как закалялась сталь". Комиссия посмеялась, шутку оценила, и я набрал нужное количество баллов. С сочинением вышло ещё интереснее. Вступительное сочинение на журфаке - это как выпускное сочинение в школе, только набор тем на выбор другой: одна-две "литературных", а остальные "свободные". С литературой я решил не связываться, так как все произведения школьной программы изучал исключительно в кратком изложении. Из "свободных" тем мне приглянулась "Укол, укол, ещё укол". В контексте конца девяностых эта тема означала, что нужно написать что-нибудь о пагубном вреде наркомании. Ну, я и написал.

Это была исповедь наркомана, написанная от первого лица. Я рассказал, как впервые попробовал наркотики в компании друзей, как постепенно болото наркомании затягивало меня всё глубже и глубже, как постепенно, но неотвратимо скатывались в пропасть все, кто познакомился с наркотиками чуть раньше, чем я. Там была и история моего друга Кости по прозвищу Скелет (Костя = кости), который в итоге реально стал похож на ходячий скелет. Я написал всё это в сочинении, и поступил на журфак.

Потом один из преподавателей рассказал мне, что моё сочинение стало лучшим в этом году, что его давали прочитать всем на кафедре, и никто не мог поверить, что все эти детали и подробности из жизни наркомана мог описать 16-летний парень из хорошей семьи, который в жизни не пробовал ни капли алкоголя, не выкурил ни одной сигареты, а наркотиков даже близко не видел. Этот же преподаватель, с которым мы были очень хорошо знакомы больше 3 лет, сам смотрел на меня с подозрением: а вдруг и было что? Но ничего не было. Детали, подробности и некоторые сленговые выражения за пару месяцев до поступления мне рассказала знакомая девушка, которая тусила с наркоманами. Все остальное - сочинение, от слова сочинять.

И вот прошло 20 лет, мне 36. Журфак я закончил с красным дипломом, но журналистом так и не стал. Я всё ещё не пробовал ни капли алкоголя, не выкурил ни одной сигареты, и наркотиков всё ещё никогда в жизни не видел. Где-то в Москве моему ровеснику и почти коллеге подбрасывают непонятные вещества, его закрывают и всерьёз собираются надолго посадить, но невероятными усилиями тысяч людей и сотен СМИ удаётся человека освободить.

Вроде бы всё хорошо, очередная победа гражданского общества... Но не забывайте, что это:
а) в Москве;
б) журналист;
в) человек, который не употребляет наркотиков.
Попробуйте исключить хотя бы один из пунктов, и другой человек в такой же ситуации огребёт по полной.

Да что далеко ходить, я ведь тут про себя рассказываю, верно? Вот перейду я кому-нибудь дорогу (для этого ведь необязательно быть журналистом), и решат меня заказать. Подбросят наркотики в нужном количестве, арестуют по всей букве закона. Что дальше? А дальше без вариантов: посадят. Следователи, прокуроры, судьи работают по отлаженному бизнес-процессу: если в точке А есть наркотики, то в точке Б должен быть срок. Единственное, за что можно бороться, это конкретный пункт статьи и длительность. Общественный резонанс? Я вас умоляю. Не журналист, не блогер, не политик. Ну, будет петиция, которая наберёт 549 подписей от знакомых. А следователь возьмёт и откопает где-то моё сочинение, написанное в 16 лет: "Смотрите, да он наркоман со стажем". И все поверят. А кто не поверит сразу, призадумаются: "Не пьёт, не курит, как же он расслабляется?"

Освобождение Ивана Голунова - результат невиданной доселе сплочённости и цеховой солидарности журналистов. Но эта схема сработает только для журналистов. Грубый пример: заболел крупный венчурный инвестор, ему требуется дорогостоящая операция стоимостью 1 миллиард долларов. Другие венчурные инвесторы скидываются и спасают ему жизнь. Журналисты, блогеры, обычные люди по этой схеме излечиться не смогут и, с другой стороны, по этой схеме не получится прекратить уголовное дело против венчурного инвестора в российской системе правосудия (это уже не грубый пример).

Иван Голунов на свободе, но мы все: журналисты и предприниматели, потребители наркотиков и трезвенники - продолжаем жить под дамокловым мечом с гравировкой "228". Даже если исключить откровенно криминальные подбросы наркотиков полицейскими, остаётся много странностей в применении статьи 228 УК РФ:

1. Сбытом считается любая передача наркотиков другому человеку, и совсем необязательно за деньги. Подарил, угостил - это уже сбыт. Парень из Набережных Челнов Евгений Веретенников покупал гашиш для себя и иногда угощал друзей. Следователи нарисовали в деле чуть ли не ОПГ, в итоге его приговорили к 7,5 годам в колонии за "покушение на сбыт наркотиков в составе организованной группы в крупном размере". Я не знаком с Женей, но советую почитать его историю на nasvobode.com - там много интересного о том, как работает Система.

2. Если один человек курит марихуану, ему за это полагается штраф 4000-5000 рублей или 15 суток административного ареста. Если два друга вместе курят каждый свой косяк, каждого из них ждут 15 суток или штраф. Если эти же друзья решили раскурить один косяк на двоих, то при плохом адвокате их ожидает до 15 лет колонии. Первый сделал пару затяжек, передал второму - сбыт. Второй затянулся, вернул первому - сбыт. Итого - сбыт группой лиц по предварительному сговору. Статья 228.1, часть 3, пункт "а".

3. Человек, которого остановят на улице с 5 граммами наркотика, может сесть на тот же срок, что и профессиональный наркокурьер, у которого в машине найдут 100 кг того же вещества. Всё зависит только от изобретательности следователя. И с большой долей вероятности сроки у этих двоих будут больше, чем у третьего, которого посадят за убийство.

4. Формально в России за потребление наркотиков предусмотрено только административное наказание. На деле же любого задержанного потребителя стараются разными путями довести до уголовки по 228-й статье. Есть друзья в телефоне? Это повод проверить, не сбывал ли ты им наркотики, а вдруг вы все вместе - организованная группа по сбыту. Просто взял одну дозу в закладке? Так у тебя в телефоне полно фотографий предыдущих закладок, ты не потребитель, а наркокурьер, который эти закладки и делает. Задержали с небольшим весом? Ничего, досыпем для ровного счета. Не можешь назвать своих поставщиков? Так вот за стенкой сидит парень, ты его не знаешь, скажи, что покупал у него. Не хочешь подставлять невиновного? Окей, тогда он скажет, что покупал у тебя. Решай быстрее, кто первый сдаст, тому меньше срок.

5. Всё это возможно благодаря тому, что в обществе потребители наркотиков считаются людьми второго сорта. Закройте глаза, произнесите про себя слово "наркоман" и посмотрите, какая картинка всплывёт; послушайте, какие возникнут эмоции. Наркоманов не жалко, сами для себя такую жизнь выбрали. Посадили по беспределу? Нечего было с наркотиками связываться. А теперь представьте себе прекрасного журналиста-расследователя Ивана Балунова, которому подкинули наркотики, которого били, не давали спать и позвонить близким, не вызывали адвоката, но экспертиза показала, что он иногда курил гашиш, и это оказалось правдой. Много ли человек встали бы на его защиту? Много ли газет вышли бы с первыми полосами "Мы - Балунов"? Представляю себе летучку: "Ребята, это дно. Каждого журналиста ведь могут так закрыть. Ну и что, что курил? Беспредел же. Давайте прямо так и напишем на всю полосу. Только надо сноску поставить, что мы в принципе против наркотиков. Я пока с юристами обсужу формулировку, а вы посмотрите, что там у нас ещё горячего." А Балунов бы всё сидел и сидел.

6. Сотни тысяч потребителей наркотиков прошли через мясорубку "народной" статьи. Отказались ли они после этого от наркотиков? Вряд ли. Стало ли меньше наркотиков на улицах? Нет. Что получила в итоге наша страна? Сотни тысяч юридически подкованных распространителей, которые знают все тайные закоулки статьи 228, понимают, как их можно безопасно обходить. Выйдя на свободу, они в лучшем случае будут употреблять наркотики так, чтобы не попасться, а в худшем - решат на этом ещё и заработать, но с применением инноваций в сбыте.

7. Самое противное во всей этой порочной Системе то, что тысячи полицейских - умных, профессиональных - тратят человекогоды на то, чтобы посадить простых наркоманов и мелких распространителей. Опросы, допросы, запросы, тысячи протоколов, актов и заключений - всё, чтобы уложиться в статистику, чтобы показатели были лучше, чем за "аналогичный период прошлого года", но не слишком, ведь в следующем году тоже работать. Все эти человекогоды и тонны бумаги - по сути, поиски под фонарём, где светло. Простые дела, быстро дающие результат в статистику. Остановиться, собрать группу и несколько месяцев разрабатывать крупную сеть реальных распространителей в нынешней Системе практически нереально.

Что со всем этим делать? Я могу сказать только своё личное мнение. Потребители наркотиков, которые признают свою зависимость и хотят от неё избавиться, - это люди, которым нужно помогать. Помощь может быть медицинской, психологической, социальной. Ни в одной стране мира полиция такую помощь оказать не может. Чем меньше наркопотребители общаются с наркополицейскими, тем лучше. Полиции же нужно, в первую очередь, заниматься профессиональными распространителями наркотиков.

Я плохо отношусь к наркотикам, и не хочу, чтобы мои дети когда-нибудь с ними столкнулись. Со своей стороны я постараюсь всё для этого сделать, и очень хотелось бы, чтобы государство в лице правоохранительных органов помогало в этом, а не мешало.

* В заголовке использована метафора.

Скопироватьhttps://r16.ru/p/5972

Загрузка комментариев

НАШЛИ ОШИБКУ?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

Мобильные приложения
GooglePlatAppStore
Мы в социальных сетях:
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined