Русалкин, доказавший факт переплаты за тепло жителей Альметьевска встретит новый год в сизо

6
Скопироватьhttps://r16.ru/p/6085

Учредителю ООО «РУСЛО» Игорю Русалкину продлили меру пресечения в виде заключения под стражу. Адвокат считает, что в сизо Русалкина поместили по надуманным основаниям. Сам Русалкин утверждает, что дело против него носит заказной характер

На днях в Альметьевский горсуд продлил меру пресечения учредителю ООО «Русло» Игорю Русалкину. Он проведёт в сизо ещё два месяца и 4 дня. Его подозревают в мошенничестве совершённом в особо крупном размере и присвоении или растрате.

По версии следствия, в феврале 2018 года кто-то из представителей ООО «РУСЛО» по фиктивным документам пытался присвоить более 25 млн рублей, принадлежащих ООО «ЖЭУ-10» и ООО «ЖЭУ-12». Следователи уверены, что неизвестные от имени УК «РУСЛО» недоплатили за жильцов, относящихся к «ЖЭУ-10» и «ЖЭУ-12», в «Альметьевские Тепловые сети» около 16 млн рублей. А также неизвестные от этой же УК якобы не доплатили более 2 млн альметьевскому водоканалу за жителей своих же домов.

Сам Русалкин не считает себя виновным и говорит, что по тем суммам, по которым его подозревают, есть решения судов, вступившие в законную силу. И не УК «РУСЛО» должно двум ЖЭУ, а наоборот они должны УК. Свои доводы он не раз подтверждал решениями судов, вступивших в законную силу.

Первый раз Русалкина поместили под стражу больше 4 месяцев назад, а именно 6 августа. За это время ни одного следственного действия с ним не проводилось, хотя начальник следственного отдела по Альметьевскому району МВД следователь Алексей Туманов и заявлял, что под стражей Русалкин будет знакомиться с делом.


В первый раз, когда учредитель «РУСЛО» арестовывался, основным аргументом, который звучал от следователя и прокурора, поддержавшего меру пресечения, было то, что Русалкин якобы пишет жалобы и общается по делу со СМИ, что мешает следствию установить истину по делу.

Один из присутствующих в зале заседания предоставил аудиозапись процесса, поэтому мы имеем возможность написать материал.

Следователь Алексей Туманов

Первым ходатайством помощника прокурора Булата Галимова перед судьёй Делюсом Замалетдиновым стала просьба удалить из судебного зала трёх свидетелей по делу, якобы будут оглашаться некие тайные сведения из материалов, а значит присутствовать им нельзя. Ходатайство было удовлетворено.


После этого Русалкин попросил суд запросить переписку из сизо, где он четыре месяца сидел, чтобы доказать факт, что следователь занимается волокитой по делу. По словам Русалкина, ни на одно из его писем Туманов не дал ответа, как положено по закону.


«Я 4 месяца нахожусь в сизо в Бугульме, и ни разу меня не вызывали ни на одно следственное действие, я ознакамливаться с делом начал только вчера. Я 4 месяца просидел просто в тюрьме. Естественно, пошатнув здоровье. Я считаю, что действия следователя направлены на нанесение вреда моему здоровью, вплоть до летального исхода. Мне уже сейчас скорую вызывали.


Я уже возрастной человек, мне 56 лет. Я просил мне меру пресечения в виде домашнего ареста, потому что я ни разу не опоздал ни на одно следственное действие, всегда являлся по вызову следователя», — заявил Русалкин.


По словам Русалкина, следователь затягивает процесс. Подсудимый не знает знаю, зачем он должен сидеть, если следователь недобросовестно относится к своим служебным обязанностям.

Если мне будет назначена мера пресечения в виде домашнего ареста, я что убегу, тем более я себя виноватым не чувствую. Это дело сфабриковано, оно заказное, я знаю, кто за ним стоит конкретно. Когда будет дело рассматриваться по существу, то это я всё озвучу, с приложением аудиозаписей

Игорь Русалкин, учредитель ООО «РУСЛО»

Он ходатайствовал перед судом, чтобы ему избрали меру пресечения в виде домашнего ареста. Четыре месяца в сизо Русалкин назвал нарушением своих конституционных прав, нарушением прав человека.


После его выступления в зале раздались аплодисменты. Судья сделал замечание и призвал к порядку.


Туманов в ответ на обвинение Русалкина в недобросовестности, заявил, что он сам решает где и когда проводить следственные действия. Следователь попросил не удовлетворять ходатайство подсудимого, прокурор его поддержал.


Русалкин пояснил, что ходатайствовал о приобщении переписки из-за того, что не получал от следователя ответа ни об отказе, ни о частичном удовлетворении, ни об удовлетворении. По закону, следователь должен за три дня отвечать.

Ходатайство Русалкина не было удовлетворено. Адвокат Алексей Кондратьев попросил суд приобщить к материалам дела первое постановление о возбуждении ходатайства об избрании в отношении подсудимого меры пресечения о содержании под стражей. По словам адвоката, сейчас следователь обязан указывать мотивы содержания под стражей, а суд должен их оценить.


Прокурор и следователь просили отказать адвокату в удовлетворении ходатайства.


Суд ходатайство адвоката удовлетворил. Оказалось, что причины содержания под стражей Русалкина оказались теми же самыми, которые следователь указывал в постановлении о продлении меры пресечения.


Туманов попросил удовлетворить своё постановление и отправить Русалкина в сизо ещё на 2 месяца и 4 суток. Кондратьев спросил у следователя когда было первое уведомление об окончании предварительного следствия.

— я не помню, ответил Туманов.


Пришлось приобщить к материалам дела соответствующие документы.


— Вы подтверждаете, что 9 и 12 августа были уведомления об окончании предварительного следствия? — спросил у следователя Кондратьев.


— Это вопрос? — уточнил он.


— Да.


— Если там так указано, значит так и было.


— В связи с этим у меня вопрос, что препятствовало после 9 и 12 августа произвести требования ст. 217 (Ознакомление с материалами дела) и производились ли вами действия направленные на ознакомление с материалами дела до 15 октября 2019 года?


— Производились требования ст. 216 УПК.


— Я про статью 217 спрашиваю.


— Я ещё говорю, выполнялись требования ст. 216.


— 217.


— Требования ст. 216 были не выполнены, соответственно, как я могу начать 217, скажите мне пожалуйста.


— Ваша честь, прошу сделать замечание, на поставленный вопрос следователь не отвечает.


— Мне ответить нечего больше.


В диалог адвоката и следователя вынужден был вмешаться судья:

— 217 выполнялась нет?


— Нет.


Русалкин уточнил у следователя, когда он начал ознакамливать его с материалами дела.


— 28 ноября 2019 года, — ответил следователь.


Учредитель «РУСЛО» обратил внимание, что ознакомление начали производить за день до судебного заседания.

Заключение под стражу не может быть применено в отношении предпринимателя, те статьи, которые мне вменяются, по ним не заключают под стражу. Вообще я считаю, что то, в чём меня обвиняют – это гражданско-правовые отношения. Я никак не могу повлиять на ход следствия, следственные действия уже окончены. У меня состояние здоровья уже не совсем хорошее, я прошу более мягкую меру пресечения, я со своей стороны обязуюсь требования следователя выполнять

Игорь Русалкин, учредитель ООО «РУСЛО»

Кондратьев попросил отказаться в ходатайстве следователя, так как из материалов дела следует, что он бездействовал в течение 4 месяцев.


«Следствие не предпринимало никаких следственных действий. Это является это явным нарушением УПК. Длительное содержание под стражей не обусловлено никакими обстоятельствами и необходимостью следственных действий. В связи с этим я прошу в удовлетворении ходатайства следователя отказать в полном объёме», — отметил адвокат.


Прокурор поддержал следователя: «Обстоятельства не отпали, заболеваний, которые препятствуют избранию меры пресечения отсутствуют, касательно сроков следователь пояснил, что до этого он не мог приступить к выполнению требований ст. 217, так как был возбуждён новый эпизод».

Туманов просил поддержать его постановление.


Судья выслушав стороны ушёл в совешательную комнату. Тогда в зале началась перепалка. Туманову один из сотрудников полиции, которые сопровождали Русалкина сказал, что один из присутствующих вёл аудиозапись.

Следователь потребовал предъявите телефон и заявил, что слушатель не покинет заседание.


— Какое право вы имеете? — уточнил мужчина.


— Я не желаю с вами разговаривать, — ответил следователь.


— Мне стыдно за профессоров, которые вас учили, высказался другой мужчина.


— Я не желаю с вами разговаривать. До свидания. Мне не интересно, — заявил Туманов.


— Мне стыдно, — повторил мужчина.


— Пожалуйста, не обращайтесь ко мне.


Мужчина, который вёл аудиозапись уточнил у адвоката, имел ли он право вести её. Кондратьев ответил, что законом не запрещено.


— С какой стати я должен давать ему телефон? — задал риторический вопрос мужчина.


— Сейчас узнаете, — парировал Туманов.


Следователь потребовал у секретаря вызвать судебных приставов. Она вызвала их, но решение по аудиозаписи процесса решили оставить на усмотрение судьи. В начале судебного заседания Замалетдинов говорил о необходимости согласовывать с судом только видеозапись, про аудиозапись речи не было. Кондратьев пояснил R16, что аудиозапись судебного заседания может вести любой присутствующий в зале.


Через какое-то время в зал заседания вбежал разъярённый Туманов и с места карьер спросил, есть ли в зале сотрудники прессы.


— Нет, ответил ему кто-то.


— Ладно разберёмся, — заявил Туманов и убежал из зала.


Присутствующие в зале сошлись во мнении, что следователь боится публикаций в СМИ.


Русалкин поблагодарил всех за поддержку и заявил, чтоб был рад увидеть жителей и сотрудников компании.


Заключение в сизо, судя по всему, ни для кого не стало удивительным. Никто сильно не надеялся, что Русалкина выпустят из под стражи.

Мы также решили отдельно остановиться на личности следователя. Известен он стал далеко за пределом Татарстана после того, как провёл весьма неоднозначный обыск в офисе «РУСЛО». Там Туманов и оперативники во время обыска ели конфеты, фрукты и пили кофе, а также пользовались другими вещами сотрудников УК.


Несмотря на очевидность хищения, ни один из сотрудников к ответственности не был привлечён.

Также по словам адвоката Кондратьева, на одной из очных ставок, следователь угрожал ему физической расправой. Защитник Русалкина воспринял угрозу всерьёз, тем более альметьевский отдел полиции славится применением силы к гражданам.


Европейский суд по правам человека на днях утвердил мировое соглашение между Россией и тремя гражданами Татарстана, пострадавшими от насилия со стороны полицейских. Им выплатят в общей сложности почти 2 млн рублей (€27 000).


Из них двое пострадали от действий сотрудников альметьевского отдела внутренних дел. В июне 2016 года задержанного избил участковый ОМВД по Альметьевскому району в служебном кабинете. Российский суд оценил ущерб, причинённый избитому в 50 000 рублей, ЕСПЧ присудил мужчине 686 000 рублей.


В феврале 2016 года полицейский ОМВД по Альметьевскому району пытал электрошокером задержанного. Сотрудник полиции не признал свою вину и утверждал, что потерпевший до обращения в больницу сам мог нанести себе повреждения. Российский суд присудил потерпевшему от полицейского 70 000 рублей, ЕСПЧ увеличил эту сумму до 665 000 рублей. Полицейского приговорили лишь к пяти годам условно.

Скопироватьhttps://r16.ru/p/6085

Загрузка комментариев

НАШЛИ ОШИБКУ?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

Мобильные приложения
GooglePlatAppStore
Мы в социальных сетях:
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined