Татарский язык. Битва за будущее. Часть третья.

2
Скопироватьhttps://r16.ru/p/1692
Мы на нашей площадке уже дали высказаться двум представителям татарского народа, которые имеют крайне полярные точки зрения, однако, стоит спросить и хоть одного русского, ведь здесь есть не только татары. Русские тоже имеют взгляд на происходящее вокруг них. Сегодня пришла очередь высказаться и главе Общества русской культуры Татарстана Михаилу Щеглову.
Михаил Щеглов

Вопрос мы задали что называется «не в бровь, а в глаз». Интересно, как бы он сам распорядился теми средствами, которые идут на преподавание и популяризацию татарского языка?


— Вы знаете, я бы отдал решение преподавания татарского языка самому татарскому народу и не стал вмешиваться в распределение средств на поддержку татарского языка. А татарская верхушка, получается, что если они обворовали свой народ, значит, обворовали свой язык, хотя не мне их за это осуждать.

А вот этот миллиард можно было бы так потратить на развитие татарского языка и, естественно, не на то, чтобы русские учили татарский, потому что это бесполезное занятие...


— Почему Вы так считаете?


— Да потому что. Пример: русский парень учился в школе прилежно, учил татарский, выучил, пользуется им, завел семью, родился младенчик. С малышом на каком языке родители будут разговаривать? Вот и прервалась традиция носителя….


А все деньги я бы вкладывал именно в носителей родных языков (татар) и, безусловно, поощрял бы тех, кто желает изучать языки и культуру других народов. Безусловно, я бы дал доступ для преподавания основ православной культуры и основ ислама для детей, родители которых исповедуют эти религии, равно как и для православных. Ведь сейчас региональные власти, несмотря на федеральный закон, лишают родителей права учить своих детей за государственный счет основам религиозных культур своих народов. И Когда я спрашивал 10 лет назад замминистра образования: «Есть ли у Вас хоть одно заявление от православного или мусульманина на проведение подобных уроков?» Он тогда ответил: «Я Вам по-другому скажу — у нас нет ни одного заявления от недовольного родителя». На практике верующим людям запрещают в школах поднимать такой вопрос из-за того, что «у нас республика, у нас межнациональное согласие, и никакой религиозности в школе быть не должно».


— В прессе часто показывают радикально настроенных исламистов, а я так же знаю, что у нас в Татарстане есть радикально настроенные священнослужители.


— Понимаете, религиозность — она безапелляционна. Но дело в том, что тут действует другое правило: насколько хорошо Вы будете знать основы своей религиозной культуры, особенно, если родители у Вас верующие, настолько же хорошо Вы будете относиться к представителям другой религии.


— У меня есть знакомые, которые используюет татарский язык в быту, например, когда хочется поругаться и выяснить отношения, потому что дети их еще пока татарского не понимают. Практическая польза же…


— Вы рассуждаете как журналист, и приводите в пример частный случай, который в практике является ис-клю-че-ни-ем! А исключение подтверждает правило. Правило же в том, что 48 из 50 русскоязычных после школы не используют татарский язык и забывают. А из 1000 русскоязычных родителей, 999 — не разговаривают со своим ребенком на татарском языке. И в этой точке, как я говорил, прерывается и использование языка и мышление на нем.

У меня у самого две дочери окончили школу, учили татарский. Мне в школе этот предмет не преподавали, но. И обе дочки не говорят на татарском лучше, чем я!

Как это было: республика своя, со своими государственными языками. Я совсем не против был изучения ими татарского, понимаете. Я, никакой «подрывной» работы с детьми по отношению к татарскому не вел. Обе закончили школу, и сдавали татарский язык.Так само получилось — в школе проходили, а в жизни не знают и не используют.

И вот эта конструкция, что, мол, «глава республики обязан знать два государственных языка» — совершенно искусственная. Это говорит нам о том, что руководителем республики может быть только татарин, и точка! На самом деле и без знания татарского — вполне бы справился, поскольку в кабинетах все русским владеют, и главное деловые и человеческие качества.


— А если татароговорящий русский будет?


— Откуда он возьмется, я же Вам говорил, что 48 из 50!


— Недавно я общался с Чулпан Хамидовой, активисткой группы в поддержку татарского языка. Соответственно, она предложила превратить количество татарского в качество…


— Я совершенно четко убежден, что в России, «по программе минимум» любой ребенок должен знать русский язык — это залог того, что он будет «вшит в ткань» страны. Дальше все зависит от способностей ребенка. У меня в школе с французским что-то не задалось, а вот мой отец после школы вынужден был дальше учить немецкий, когда учился в ГДР после деревенской школы и трёх курсов Ленинградаского института точной механики и оптики. Как он вспоминал, когда приехал, на первой лекции смог разобрать и записать около 30 слов, однако, первую же сессию папа сдавал только на немецком. Будучи взрослым у отца тогда была жизненная необходимость и мотивация учить языки. А с детьми немного другая ситуация: во время всяких разных игр и применения других специальных педагогических развивающих методик если у ребенка выясняется интерес и есть к этому таланты, то, конечно, безусловно надо развивать! А если просто ставить задачу, что дети в садике все без исключения должны учить татарский, то я считаю — это просто фашизм по отношению к детям. У многих из них просто каша языковая в голове создаётся.


— А, вот, Чулпан считает, что татарский в школах все-таки надо оставить, и развивать в детях коммуникативные навыки. Да и мы же все рядом с друг другом живем…


— Что значит рядом «с друг другом»? Это же не мотивация вообще. Ну и что, что рядом живем. Обходимся-то все равно одним языком. А сейчас, я считаю, вообще спустя 27 лет этой языковой политики, требовать и спрашивать от русских знания татарского языка — ну, просто бесполезно! Это языковое насилие вызывает колоссальное отторжение. «Учите язык народа, на территории которого живете» — такой тезис отбивает всякую мотивацию для коммуникации с титульным народом на его языке.


Раис Сулейманов подметил, что основные опасения у местной власти заключаются в том, что «эффекту Газизовой» подвергнутся и городские татары, которые тоже воспользуются возможностью отказаться от татарского языка в школах…


— Да я сам стал вникать и думать «как сохранить татарский язык».

У меня сформировалось четкое мнение, что татарский народ пустили по ложной колее, внушив ему, что «вот, мы сейчас создадим свое государство татарское, и все буду изучать оба государственных языка, и тогда мы спасем татарский язык». Я уверен, что большинство татар искренне сердечно любит свой язык и культуру, хранит и оберегает их. Но главный критерий истины есть практика. И практика показывает, что путь этот ложный, и обязывать учить всех татарскому языку не есть успешно проделанная работа по эффективному сохранению и развитию татарского языка. Татары, наконец, должны взять, сами на себя мужество и ответственность за сохранение и развитие татарского языка, а не переваливать эту заботу на русских и других..


— Получается, что эта проблема уже выходит за административные границы Татарстана? И получается, что у национальной верхушки не выходит четко в пределах админграниц рулить развитием татарского?


— А она и не рулит! Она манипулирует. Эта верхушка, такие люди, как Рафаэль Хакимов, как раз и пустили народ по ложному пути. Им надо понять, что татарский язык как «Вишневый сад» — нельзя рубить, нельзя продать, только растить вишневый сад — татарский язык на своей татароязычной «почве». Если не хотите, чтобы татарский язык и культура умерли, то взращивайте, несите этот груз ответственности, любите и оберегайте. Для этого подойдет отличный инструмент, который применяется повсеместно в мировой практике — это национально-культурная автономия.


— У нас в России уже существует Федеральная национально-культурная автономия татар (ФНКАТ) во главе с Ильдаром Гильмутдиновым. И даже какие-то деньги из федерального бюджета выделяются.


— Конечно, конечно! Где-то там в сибирской глубинке собрались «три татарина», и учредили свою национально-культурную автономию в муниципальном образовании. И муниципалитет уже обязан им обеспечивать возможность собираться, какие-то денежки давать на сохранение языка, пошив костюмов, на чак-чак, чтобы они могли пригласить соседей на чай, и показать какая у них культура и традиции, замечательный язык развивать. Это работающий инструмент, начиная с глухой деревни, заканчивая межрегиональной культурной автономией. Такие ячейки должны быть проводником развития татарской культуры и языка, а не республика, которая важно «надувает щеки», якобы она «заботится о татарах везде». А на самом деле — ничего подобного. В Татарстане татар 2 млн, а по России в целом — 5 млн, и что тут Республика Татарстан может сделать? Потенциал заботы о всех татарах, как и собственный «государственный» потенциал, она давно исчерпала, — подвел итоги существования «суверенитета республики» Щеглов.


Далее минут десят мы сравнивали разные языковые ситуации в разных странах, и когда разговор коснулся США, где испаноязычных становится все больше и больше, лидеру Общества русской культуры вдруг пришла неожиданная для меня мысль:


— Вот, Вы знаете, мне один журналист из Северной Америки в беседе сказал, что «изучение русскими татарского языка — это мощная инвестиция русских в целостность России».

— Интересная мысль.


— Да. Наш митрополит (Владыка Казанский и Татарстанский Феофан — прим. ред.) сказал, что татарский учить — надо! Хорошо. «Народ» начал сразу в группе «Комитет русскоязычных родителей Татарстана» писать, «вот, мол, церковь русских Феофан предает».


Я стал анализировать несколько шире, и понял от чего Феофан, наш митрополит держится такой позиции. Откуда у нас такие большие территории? Нужно же было работать русскому человеку так, чтобы остальные народы были не против войти в состав России и находиться рядом с русскими. Это огромный труд. И это на самом деле потенциал, заложенный именно в русском характере, у которого главная черта: все, что тебе не вредит — ты приемлешь. И это часть православной культуры: приезжали на места миссионеры, изучали языки, создавали для некоторых письменность. Поэтому вообще, чтобы «цементировать» державу, русским было бы полезно изучать языки тех народов, с которыми они рядом живут. Но не так, чтобы была «принудиловка», когда многие уже хотят не слышать и не знать татарскую речь и вспоминать об уроках татарского, как о страшном сне. Миссия — это высокое, а принудиловка, как сейчас — низко и до добра не доведет.

Скопироватьhttps://r16.ru/p/1692

Загрузка комментариев

НАШЛИ ОШИБКУ?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

Мобильные приложения
GooglePlatAppStore
Мы в социальных сетях:
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined