Татарский язык. Битва за будущее. Часть вторая

10
Габдулла Тукай
Фото:  
Скопироватьhttps://r16.ru/p/1673
Многолетнее противостояние между родителями русскоязычных детей в Татарстане с татароязычными за право изучать в школах республики русский язык в полном объеме и не изучать в обязательном порядке татарский язык среди исследователей получило наименование «этнолингвистический конфликт». О том, как развивался этот процесс в Татарстане, и как найти выход из него, мы поговорим с экспертом Института национальной стратегии, исследователем этнорелигиозных конфликтов в Поволжье Раисом Сулеймановым.

Раис Равкатович, насколько затяжным оказался этнолингвистический конфликт в Татарстане? Хотя я бы все-таки назвал это «кризисом»

Раис Сулейманов
Фото:  

Увы, это один из многолетних конфликтов в республике. Наивно отрицать его наличия.

Когда 8 июля 1992 году был принят закон «О языках народов Республики Татарстан», согласно которому изучение татарского языка является обязательным в школах республики, причем изучение его должно быть в равных объемах с русским языком, русское население к нововведению относилось спокойно. Многие русские в то время вполне искренне полагали, что знание татарского языка будет полезным их детям.

Фаузия Байрамова, "бабушка татарского национализма"
Фото:  

Да и само языковое законодательство, принимавшееся в начале 1990-х годов, воспринималась как некая дань идеи равноправия и справедливости: раз основное население республики представлена двумя основными этносами, то и два государственных языка, и их изучение в школах, и введение двуязычия – все это лишь должно укреплять межнациональное согласие.

Тем более, что со стороны на тот исторический период чрезмерно активных татарских

национал-сепаратистов звучали совершенно радикальные призывы к тому, чтобы только татарский язык объявить государственным в Татарстане.

Фарит Закиев. Фото из профиля
Фото:  

Активно тогда это лоббировала лидер Татарской партии национальной независимости «Иттифак», депутат Верховного Совета Татарстана Фаузия Байрамова, получившая в дальнейшем прозвище «бабушка татарского национализма». Впрочем, и сейчас со стороны этой националистической публики озвучиваются подобные радикальные предложения: в начале 2017 года

Минтимер Шаймиев
Фото:  

нынешний лидер ВТОЦ Фарит Закиев выступал с предложением о признании только за татарским языком статуса государственного в республике.


Соответственно, идея государственного двуязычия тогда в 90-е годы в глазах русского населения воспринималась как равноправие, но при этом русская общественность предлагала найти выход, чтобы ситуация не приняла негативное развитие.

Сейчас об этом мало кто помнит, но осенью 1993 года Общество русской культуры выступило с рациональным предложением — создать сеть школ с русским этнокультурным компонентом. В республике тогда стали открываться школы с этнокультурным компонентом: еврейская, марийские, чувашские, удмуртские. Этнокультурный компонент подразумевает увеличение часов на изучение национального языка, литературы, культуры. В тот период времени шел процесс массового открытия татарских национальных школ, то есть это были школы с татарским этнокультурным компонентом.


Но было же решение Конституционного суда России 2004 года?


— Спустя 10 лет, когда школы с обязательным изучением татарского языка стали заканчивать русскоязычные дети, выяснилось, что результата это не дает никакого. Более того, стал наблюдаться процесс увеличения часов на татарский язык и сокращения часов на русский язык в школьном расписании. Появились первые недовольные такой ситуацией. Так получилось, что на открытый протест в 2001-2004-х годах решился казанский юрист Сергей Хапугин. Он сумел пройти все судебные инстанции, дойдя даже Конституционного суда РФ, отстаивая право своего ребенка изучать русский язык в том же объеме, что и в остальных регионах страны, и соответственно не изучать татарский язык в школе.


Конституционный суд России вынес свое постановление, которое почему-то очень избирательно трактуют сегодня те, кто отстаивает идею сохранения обязательности изучения татарского языка всеми детьми. В постановлении говорится, что изучение татарского языка в школах республики не противоречит Конституции России. Однако в этом же постановлении указывается, что изучение татарского языка должно вестись таким образом, чтобы: во-первых — это не могло повлиять на итоговую аттестацию ребенку, то есть это исключает проведение обязательных экзаменов по татарскому языку, оценки за которые потом вписывают в аттестат; а, во-вторых — региональные законы и нормативные правовые акты Татарстана в области образования не могут ограничивать права граждан в области образования, закрепленные Конституцией РФ и федеральным законодательством, в том числе права, связанные с изучением и преподаванием русского языка как общефедерального государственного языка на всей территории России и на основе установленных федеральных государственных образовательных стандартов. Ситуация, когда в Татарстане в школах преподается русского языка меньше, чем в Москве, Костроме или Нижнем Новгороде, не допускается. Более того, в этом постановлении Конституционного суда РФ четко говорится, что регулирование статуса татарского языка как государственного языка Республики Татарстан, его защита и развитие, изучение (преподавание) в рамках основного общего образования как обязательной учебной дисциплины должны осуществляться без ущерба для функционирования и изучения русского языка как государственного языка Российской Федерации в соответствии с общефедеральными государственными стандартами с учетом того, что в отличие от русского языка татарский язык не является официальным языком на территориях других регионов России. К тому же четко подчеркивается, что «изучение татарского языка как государственного языка Республики Татарстан не может осуществляться в ущерб федеральному компоненту федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для общеобразовательных учреждений Российской Федерации и препятствовать реализации права учащихся на углубленное изучение иных предметов учебного плана, включая русский язык, дисциплин по выбору и т.п.»

Почему-то сторонники сохранения обязательности изучения татарского языка напрочь игнорируют и в упор не видят эти положения постановления Конституционного суда РФ. Берут из него только то, что изучение татарского языка не противоречит Конституции РФ, а все остальное в постановлении предпочитают не замечать.

В 2013 году Сергей Хапугин при странных обстоятельствах погибает, выпав с 10-го этажа. Но именно он был пионером-одиночкой в борьбе за право русских детей изучать русский язык в полном объеме в первой половине 2000-х годов.


Со стороны чиновников в Татарстане приходится слышать, что в республике очень хорошие результаты на ЕГЭ по русскому языку…


— Вообще на это легко ответить вопросом: благодаря или вопреки той языковой образовательной политике в Татарстане у детей хорошие результаты по русскому языку на ЕГЭ? Т.е. благодаря или вопреки тому, что меньше часов русского языка в школах Татарстана, получаются такие хорошие результаты ЕГЭ по русскому языку. Очевидно, что вопреки. И это вопреки делается за счет самоотверженного труда учителей русского языка, упорства родителей и за счет нанятых репетиторов. Конечно, я бы не относился с безусловным доверием к тем цифрам, которыми хвалятся в республике по ЕГЭ. В 2012 году был уже скандал в одном из районов Татарстана, когда выяснилось, что учителя делали трудные задания на ЕГЭ за своих учеников, из-за чего у них были хорошие результаты. Наконец, есть такое явление как «очковтирательство» и «приписки»… Если уж у нас на выборах существуют вбросы бюллетеней и фальсификации, то … Дальше можете сами продолжить мысль.


Как Вы можете прокомментировать основные аргументы противников отмены обязательного татарского языка в школах?


Давайте обобщим эти основные шесть аргументов:


1) Знание еще одного языка лучше, чем его незнание.


2) Знание татарского языка – это возможность познать тюркский мир.


3) Изучение татарского языка – это знак уважения к татарскому народу, «на земле с которыми живешь».


4) Татарский язык имеет статус государственного в Татарстане, и по закону ты его обязан изучать.


5) Если сделать татарский язык добровольным, то тогда возникнет проблема с трудоустройством учителей татарского языка.


6) Двуязычие (билингвизм) лечит от головных заболеваний и прочих болезней нервной системы (шестой аргумент я всерьез даже не рассматриваю).


На все эти аргументы нетрудно привести контраргументы:


1) Зачем ограничиваться только изучением татарского языка? Давайте изучать и чувашский, и марийский, и удмуртский языки, ведь 5 языков знать лучше, чем всего два. Аргумент «учи больше языков, это пригодиться» можно довести до абсурда. Есть еще одно существенное «но»: не все дети являются полиглотами или билингвами, поэтому кому-то из детей легко даются языки, а кому-то нет, и не стоит их загружать еще одним языком, пожалейте детей, у них и так большая нагрузка, да и к тому же школьное расписание нерезиновое, чтобы вводить новые предметы.


2) Русские Татарстана, которым предлагают изучать татарский язык в качестве инструмента для познания тюркского мира, не стремятся уезжать в Турцию, Азербайджан или республики Средней Азии, поэтому изучение татарского языка с перспективой познать тюркский мир не может быть для них мотивацией его изучения. Да и рассуждения будто бы через татарский язык ты освоишь тюркский мир, тоже натянуты. Вот вы знаете русский язык, а можете вы понять речь словенцев? Явно же нет, хотя русский и словенский языки относятся к славянским языкам. Также и с татарским языком: я пробовал общаться с туркменами, узбеками и азербайджанцами на татарском языке, а потом просил их говорить на их национальных языках. Отдельные слова понять можно, но целиком речь понять не получается, тем более, если они говорят быстро.


3) Татары в Удмуртии или Ханты-Мансийском автономном округе не горят желанием изучать языки народов, «на земле с которыми живут». Если человек не знает татарского языка и с татарином заговорит по-русски, который его прекрасно понимает, значит, ли это, что он его не уважает? Языки не учат из уважения, языки учат по необходимости.


4) Законы могут меняться со временем, тем более, если они в чем-то противоречат федеральным. Сам факт того, что язык имеет статус государственного, не означает, что его обязаны изучать все в школах. В Израиле арабский язык является государственным, но это не означает, что его в обязательном порядке учат в еврейских школах. В Швейцарии 4 государственных языка, но это не значит, что во всей Швейцарии в каждой школе все дети изучают все 4 языка.


5) Добровольность татарского языка не означает, что его все автоматически откажутся изучать. Да, какая-то часть детей перестанет его изучать, но родители других детей будут настаивать на его изучении. Сейчас в школах каждый класс на уроках татарского языка разделяют на «русскую группу» и «татарскую группу», с каждой из которых занимается учитель. Если в среднем в классе до 30 учеников, то в каждой из групп будет по 15 человек. Если будет введена добровольность изучения, то из 30 человек останется его изучать человек 10-12. Соответственно, в группах будет по 5-6 учеников. Любой преподаватель скажет, что проще и результативнее работать с аудиторией, где мало учеников. Если грамотно все сделать, то массового увольнения учителей татарского языка не стоит ожидать. Да, они останутся, но будут работать уже с меньшим числом детей, но с гораздо большей степенью отдачи. Да и как-то нелепо звучит аргумент - «если сделать татарский язык добровольным для изучения, то без работы останутся учителя татарского языка». Есть же курсы переквалификации кадров…

Все аргументы, которые приводят сторонники обязательности изучения татарского языка в школах Татарстана, выглядят неубедительными в глазах русскоязычного населения.


А если создать условия преподавания на татарском языке в вузах?


— Такие попытки уже были. Например, в начале 1990-х в КГУ на физфаке нашелся преподаватель, который согласился вести лекции по физике на татарском языке. Но, к сожалению, татарский в плане восприятия предмета оказался настолько сложен, что сами же студенты-татары попросили давать материал на русском. Поэтому сфера применения татарского языка в высших учебных заведениях наибольшее развитие получило лишь в гуманитарных факультетах, и то не на всех. Несколько лет назад в КФУ функционировал факультет татарской филологии и истории, потом его «объединили», что было воспринято негативно татарской интеллигенции, но родители русскоязычных детей не имеют к этому отношения. Они ведь не выступают против появления татарского вуза, факультетов с татарским языком обучения, они лишь просят освободить своих детей в школах от изучения татарского языка.


Известно, что из примерно 165 миллионов рублей на развитие родных языков в Татарстане, Минобразования Татарстана в первой половине потратило только лишь 30. Как бы Вы потратили оставшиеся 135 миллионов?

Эти деньги я бы активно тратил на популяризацию родных языков, есть же хорошие примеры. Тот же мультсериал «Фиксики» на татарском. Плюс в сферу СМИ нужно приглашать профессионалов, которые, пусть даже и не знают, татарского, но зато будут знать как правильно делать фильмы, передачи, разного рода ток-шоу. Думаю, многие работники, родившиеся в Татарстане, вернулись бы домой, и развивали информационную индустрию дома. Нужно проводить как можно больше открытых мероприятий, которые знакомили жителей Татарстана с обычаями и традициями живущих здесь народов. Никто из родителей русскоязычных детей не был против того, чтобы их детей знакомили бы с татарской культурой на русском языке. Посмотрите, есть же часы татарской литературы в школе, для «русской группы» они идут как татарский язык. Почему нельзя ту же татарскую литературу преподавать в переводе на русский язык? Ведь Марка Твена и Уильяма Шекспира изучают в переводе на русский язык. Почему нельзя произведения Габдуллы Тукая, Мусы Джалиля, Галимджана Ибрагимова русскоязычным детям изучать на русском языке в переводе? Вместо этого прививается не интерес к татарской литературе, а отторжение. Неужели это непонятно и неочевидно?
Еще надо учесть, что родные языки – это не только татарский, чувашский, удмуртский и другие языки. Родным языком является и русский язык для русского населения Татарстана. Давайте об этом не забывать также. Соответственно, и выделяемые средства на родные языки, должны быть направлены и на развитие всех языков, включая и русский.


Как же в итоге власти Татарстана выйдут из этой ситуации?


— Я, вот, недавно прочел книгу «Минтимер Шаймиев», изданную в серии «ЖЗЛ» в 2016 году, и вот там прямо приводятся слова Шаймиева: «Я должен сказать, что Татарстан и по старой Конституции имел статус государства, а государство не бывает без языка, и два государственных языка абсолютно правомерны. Это – атрибут нашей государственности» (с.389).

Понимаете, власти Татарстана резонно опасаются того, что если завтра татарский язык станет необязательным к изучению в школах, то не только русские откажутся от него, но и заметная часть городских татар тоже начнут отказываться от изучения татарского языка, так как многие родители будут рассуждать прагматично: «татар теле» как-нибудь дома освоим, с бабушкой научится наш ребенок, а в школе пусть лучше изучает русский язык. И если и татары начнут отказываться от изучения татарского языка, то это будет свидетельством политического банкротства татарской государственности. Ведь власти Татарстана воспринимают республику как государство, а татарский язык является одним из его атрибутов. Именно поэтому власти Татарстана не пойдут на добровольность изучения татарского языка, хотя именно это сейчас выглядит как наиболее оптимальный вариант разрешения многолетнего этнолингвистического конфликта. Я предполагаю, что власти могут сократить часы на изучение татарского языка в школах и сделать это дифференцировано: те, кто будет твердо настаивать на добровольности его изучения, то им вместо 5-6 часов татарского языка в неделю предложат 2 часа, но полностью отказываться от обязательности не будут. Тем же, кто не будет настаивать на добровольности, тем так и оставят 5-6 часов. То есть, за обязательное изучение татарского языка власти Татарстана будут стоять твердо. На полную добровольность они не пойдут. Для них это дело принципа.

Интересно, насколько, простите за тавтологию, будет принципиален этот принцип: все зависит от степени активности и массовости сторонников добровольности изучения татарского языка и насколько твердо будет стоять на этом федеральный центр.


Но вот звучат со стороны татарской национальной интеллигенции, что сейчас будет введена новая методика преподавания татарского языка на коммуникативно-игровой основе, написан уже новый учебник «Сәлам!»…


— Сейчас уже это не поможет. Знаете, сам факт признания того, что нужна новая методика, говорит лишь о том, что за 25 лет существующей языковой политики эксперимент по двуязычию провалился. Ведь, если бы все было идеально, то никто бы не говорил о новой методике. А это означает, что татарские филологи так и не смогли за 25 лет «родить» хорошей методики обучения татарскому языку, и только сейчас, когда «грянул гром», все зашевелились. Такое, вот, интересное свидетельство профнепригодности или некомпетентности тех, кто долгие годы вводил методики, по которым за 10-11 лет русскоязычные дети не могут освоить татарский язык даже на бытовом уровне. Уже третье поколение русских изучает татарский язык в школах Татарстана, а результата нет. Даже если вот сейчас ввести эту новую методику преподавания на коммуникативной основе, то для того, чтобы убедиться в ее эффективности, должно пройти 11 лет, а столько никто ждать из русскоязычных родителей уже не хочет. И, наконец, какие бы методики не вводились теперь, неприязненное отношение к этому предмету в школе настолько велико в среде русскоязычного населения, что уже никакими «пряниками» ситуацию не исправить. Единственный выход – это пойти на уступки родителям русскоязычных детей. Тем более, что они все за то, чтобы те, кто хочет изучать татарский язык, имели на это свободное право. Они только своих детей хотят освободить от этого.


Что касается учебника «Сәлам!», то я не знаю, показывал ли его автор русскоязычным родителям, чтобы они могли его оценить. Насколько я знаю, в этом учебники все задания к упражнениям написаны на татарском языке, а это одна из обоснованных претензий русскоязычных родителей, которые часами сидят с детьми над домашними заданиями по татарскому языку. Родители и дети не могут понять, что требуется сделать в заданных упражнениях, потому что они написаны на татарском языке, часами переводят само задание на русский язык прежде, чем приступить к самому упражнению. Почему нельзя было в этом учебнике написать все задания к упражнениям на русском языке? Как бы не получилось так, что и этот новый учебник, который сейчас активно «пиарят» казанские интернет-издания, будет обоснованно раскритикован родителями русскоязычных детей. Мой добрый совет авторам новых учебников татарского языка – просто переведите на русский язык задания для упражнений в учебниках татарского языка. Поверьте, родители, из тех, кто предпочтет оставить преподавание татарского, вам «спасибо» скажут.


Почему с таким упорством татарская интеллигенция выступает категорически против добровольности изучения татарского языка?


— Дело в том, что выросло целое поколение русскоязычных татар, для которых русский язык – это язык, на котором они разговаривают в семье, со своими матерями и матери со своими детьми. Это достаточно большая масса людей, для которых татарский язык уже не является средством коммуникации даже в семье, и скорее всего уже не станет.

Татарские националисты таких русскоязычных татар спешат оскорбительно обозвать «манкуртами», но, если результаты переписи населения 2010 года показали, что из 5,2 млн. татар 1 млн. человек на вопрос «Ваш родной язык» ответили, что «русский язык», то получается, что 1/5 татар подпадает под определение «русскоязычных татар». И я предполагаю, что следующая перепись населения 2020 года покажет, что численность обрусевших татар только увеличится.

То, что языковая ассимиляция может происходить и естественным путем, абсолютно отвергается татарской интеллигенцией. Отсюда страх и опасения, что если сделать татарский язык добровольным для изучения, то процесс обрусения татар только усилится. Ведь, даже когда вводили обязательное изучение татарского языка в 1992 году, то преследовали как раз цель остановить набиравшийся во второй половине ХХ века процесс «обрусения» татар. Однако делалось это за счет того, что дети русскоязычных детей в Татарстане тоже в обязательном порядке должны были принимать участие в этом языковом эксперименте. То, что он за четверть века закончился безрезультатно, не принимается в расчет.

Невольно задаешься вопросом: это как же надо не уважать свой национальный язык, чтобы для его сохранения и спасения требуется заставлять его изучать русскоязычных детей, прекрасно понимая, что результата это не даст?! Мне как татарину неприятна эта политика: я вижу только один выход – добровольность в изучении, потому что русские дети не станут носителями татарского языка, и явно, что «обязаловка» не приведет к сохранению татарского языка, а вызовет такую волну неприятия, которая уже и сейчас пробивает многие «плотины» местной бюрократии. Татарский язык нужно изучать тем, кто этого хочет и желает, для них должны быть созданы все условия, а вот принуждать кого-то к его изучению – это значит не уважать татарский язык. Я не думаю, что Габдулла Тукай хотел бы, чтобы его язык вызывал бы такое отторжение у русскоязычных детей.


У многих из представителей татарской национально озабоченной интеллигенции есть дети и внуки. Так вот, иногда они искренне признаются, что их дети и внуки между собой не говорят по-татарски, даже с ними как с родителями и как с бабушками-дедушками не говорят на татарском языке. Если в вашей татарской семье ваши дети и внуки не говорят между собой по-татарски, то зачем нужно соседских русских детей заставлять в школе в обязательном порядке его изучать, тем более если ваши собственные дети и внуки на нем между собой не разговаривают? Может быть, лучше сконцентрировать силы на обучении тех детей татарскому языку, чьи родители хотят, чтобы они его знали, а остальным предложить сделать выбор? резюмирует открытым вопросом Раис Равкатович.

Послесловие (От автора)

Знаете, осмысляя все сказанное тремя моими собеседниками, и вашего покорного слуги, вдруг, у меня тоже сформировалась четкая позиция. Я хотел сделать трехсерийную «опупею» всего лишь из трех взглядов на проблему, но, тут невольно уже сяду и напишу четвертую статью, потому что (внимание, спойлер!) я жил по несколько лет среди разных народов и в разных странах с разными культурами и религиями, так что в первую очередь достанется Александру Гольдфайну. Ой, все, молчу! Пока на очереди готовится интервью с Михаилом Щегловым — главой Общества русской культуры Татарстана. А первое интервью, с буквально мыслящей примечательной дамой, Чулпан Хамидовой, можно почитать тут.

Скопироватьhttps://r16.ru/p/1673

Загрузка комментариев

НАШЛИ ОШИБКУ?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

Мобильные приложения
GooglePlatAppStore
Мы в социальных сетях:
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined