Юрий Синельщиков про проблему преподавания татарского: такие серьёзные вопросы надо выносить на референдумы

10
Набережные Челныпроспект Дружбы Народов, 34А
Фото:  
Скопироватьhttps://r16.ru/p/1895
Единственный оппозиционный депутат Госдумы от Татарстана Юрий Синельщиков, который представляет фракцию КПРФ, дал эксклюзивное интервью порталу R16.RU. Экс-зампрокурора Москвы рассказал о своём видении устройства государства, почему в Финляндии граждане свою власть любят, а в России ненавидят, и как без потрясений можно было бы решить вопрос татарского языка.

Интервью R16.RU Синельщиков дал в конце августа, когда депутат приезжал в республику на региональную неделю. Беседа с депутатом КПРФ получилась интересной и содержательной. Мы публикуем, как видео, так и текстовую версию интервью.

Депутаты не заинтересованы не посещать пленарные заседания

― Первый вопрос, который может заинтересовать. Можете ли просветить по правам и обязанностям депутата Госдумы?

― Прав и обязанностей там прописано много достаточно. Надо сказать, что деятельность депутата состоит из трёх его функций. Самое главное: рассмотрение и голосование по законопроектам. Во-вторых, это работа в комитетах. Каждый депутат входит в какой-то профильный комитет. И в-третьих, это работа с избирателями. Ежемесячно одна из недель, обычно это последняя неделя месяца даётся депутату, чтобы они побывали на своих территориях, повстречались с избирателями на предприятиях, на улицах, во дворах, и главным образом провели бы приём в связи с обращениями, жалобами, заявлениями.


― В отсутствие депутатов законы же принимаются?

― Что значит в отсутствие депутатов законы принимаются?


― Одному из депутатов сделали выговор за то, что он поехал встречаться с избирателями.

― Что его не было на заседании?


― Да, а он оказывается встречался с избирателями.

― Но кворум то был. Дело в том, что конечно усилиями председателя Госдумы Вячеслава Володина сделано так, что депутаты не заинтересованы не посещать пленарные заседания. Налагается штраф на нас кошмарный. Почти все ходят, если не ходят ― то это либо отпуск, либо болезнь, либо командировка. Отпуск имеется в виду без содержания. Всё это бывает очень редко. Этот режим заставляет депутатов быть на месте во время пленарного заседания. Конечно без одного-трёх, без двадцати или даже пятидесяти депутатов закон может быть принят. Нужен кворум. Но на практике у нас, если говорить, что депутатов 450, меньше 400 я что-то не помню, чтобы с утра на регистрации было.

Особенность Татарстана в том, что люди приходят не по своим частным, а по общегосударственным вопросам, вот что интересно

― Перейдём к вашим непосредственным обязанностям. На этой неделе Вы с избирателями встречаетесь. Сейчас Вы ездили в Альметьевск. С какими проблемами к Вам обращаются?

― У альметьевцев множество проблем самых разных. Во-первых, проблемы уголовного и гражданского судопроизводства, с которыми ко мне идут, как к юристу, как в прошлом к следственному и прокурорскому работнику. Ко мне идут прежде всего с этими вопросами, но идут и с проблемами ЖКХ. Сегодня обращались с вопросом постановки на учёт для улучшения условий многодетной семьи. Особенность Татарстана в том, что люди приходят не по своим частным, а по общегосударственным вопросам, вот что интересно.


Здесь вопросы демократии, национальные вопросы ставят, вопросы совершенствования законодательства, вопросы развития Татарстана и множество других вопросов, которые касаются не только их, и даже не только их населённых пунктов, но касаются Татарстана и России.


― Буквально вчера вышла новость, что прокурорская проверка совместно с Рособрнадзором проверит преподавание национальных языков. Если нарушения будут найдены, то как дальше будет решаться вопрос? Чья голова в первую очередь падёт на плаху?

― Я думаю, что ничья голова не упадёт. Я не могу сказать, что здесь как-то грубо нарушаются законы о языках, конституция. Ничего такого нет, хотя может быть в чём-то есть перебор. Мы должны помнить, что национальная проблема, проблема языков очень сложная. И решить их запросто нельзя. Если состоится прокурорская проверка, если она будет обстоятельная, это поможет каким-то образом проблему продвинуть. Хотя я не считаю её тут прямо уж совсем неразрешимой или очень запутанной.

Биография

Юрий Синельщиков родился 26 сентября 1947 года. Российский политический деятель, юрист, преподаватель.


Депутат Госдумы шестого и седьмого созывов, член фракции КПРФ. Первый заместитель председателя комитета парламента по государственному строительству и законодательству.

Синельщиков заслуженный юрист России, член-корреспондент Российской академии естественных наук, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин МГПУ.


Государственный советник юстиции III класса, Первый зампрокурора Москвы с 1995 по 2003 год.


― Есть национально-культурные автономии и есть национальные республики. Одно другому не противоречит? Если брать развитие страны, может всё-таки отдать народам решать подобные вопросы?

― В идеале, конечно, лучше всего чтобы народ решал. Я вообще считаю, что такие серьёзные вопросы надо выносить на референдумы. В некоторых европейских странах проводится в год по десять двенадцать референдумов общегосударственных. Когда в России проводился референдум? Да никогда он не проводился. У нас была принята конституция так называемым общенародным голосованием, это не референдум, где было прописано право на референдум, с тех пор не было ни одного референдума.


Решают Думы, парламенты, президенты, губернаторы и так далее. Уважаемые люди решают, а народ не решает. Такой вопрос, как вопрос, связанный с языком, давайте референдум проведём, идеальная вещь. Поставим чётко конкретно вопросы национальные, языковые. Пять-десять вопросов можно набрать. Записать в опросный лист и запустить.

Привлечь к ответственности необходимо либо Медведева, либо Навального

― Каким образом идут разбирательства по УК «Авангард», у которой взяли и изъяли бизнес?

― На сегодня дело расследуется в отношении Татьяны Мухиной, которая руководила компанией. Раследуется так, как мне кажется, я не могу давать никаких гарантий, дело будет прекращено, потому что я очень хорошо знаю материалы дела, лично читал. Регулярно общаюсь с Татьяной Александровной, она говорит о том, что сейчас расследуется в отношении неё. Я понимаю так, что это человек, который соблюдал законы. Человек честный, порядочный, принципиальный. Человек в общем-то грамотный, знающий эту систему.


По существу, наезд начался для того, чтобы просто-напросто изъять бизнес. Изъять почему? Потому, что дома, которыми она управляла просто выгодны. Там мало муниципального жилья. Там люди состоятельные, там регулярно платили за всё. Там содержали жилой фонд в хорошем состоянии, поэтому это лакомый кусочек для других управляющих компаний.


― Хороший доход при минимальных затратах.

― Да, минимальные затраты. Там не надо было ходить и материться. Там всё шло нормально. Жилой фонд кому-то понравился, ей сделали предложение, она отказалась, тогда включили уголовно-правовые рычаги.


― Мне интересно противоборство Дмитрия Медведева и Алексея Навального. Хотелось бы узнать, на чьей стороне вы стоите в данный момент. Как должна была отреагировать власть на фильм «Он вам не Димон»?

― В международной практике существует правило: по результатам подобной публикации привлекается к ответственности либо автор публикации, либо лицо, которой публикация была посвящена. Это стопроцентная железная международная практика, исключений там никогда не бывает, а вот у нас исключение. У нас сказали, что Навальный ― преступный элемент, поэтому и нечего разбираться, нечего в дело лезть и всё на этом закончилось.

― Это просто было сделано для ажиотажа?

― Что? Публикация Навального?


― Да.

― Я не могу сказать правда это или нет. Я лично просмотрел его ролики. Он приводит очень веские доводы, которые не были никем никак опровергнуты. Вот дело в чём. Я не сторонник Навального, мы скорее с ним оппоненты, если не сказать противники. В интернете можно найти нелюбезные высказывания в мой адрес, которые он делал раньше ещё ― год назад. Далеко не любезные высказывания, я их не буду приводить. Мы с ним не можем быть друзьями. Но я считаю, что по этому материалу должно было быть проведено расследование, которое бы установило, кто виновен: в злоупотреблениях Медведев или в клевете Навальный.


Я соответствующую записку направил председателю Госдумы. Я поставил вопрос, чтобы было проведено расследование соответствующим комитетом по безопасности, но комитет ничего этого, к сожалению, не сделал. Дума с порога отвергла, сказала ― нет ничего такого делать не будем.

Вместо того, чтобы провести расследование этих обстоятельств, провели расследование прошлой деятельности докладчика Синельщикова на посту прокурора в Москве по фактам пятнадцатилетней давности. Не допустил ли он какие-либо злоупотребления. Провёл комитет расследование и установил, что Синельщиков никаких злоупотреблений не допустил.

В Татарстане очень много проблем правоохранительных

― Вопрос №1 какой Вам в Татарстане задают ваши избиратели?

― В Татарстане очень много проблем правоохранительных ― вопросы законности: судопроизводства, предварительного следствия, полиции. Конечно так остро, как здесь не ставят больше нигде. Я не хочу сказать, что полиция хуже работает. Может быть народ острее реагирует. Я даже Вам приведу такой пример. В прошлом созыве в течении пяти лет приезжал только в Ульяновскую область. Ко мне приезжали туда на приём много людей из Татарстана, особенно много из Альметьевска. Но не только из Альметьевска, из других городов. Как-то даже автопоезд приехал: четыре автомобиля. Я их принимал, только альметьевцев, наверное, полдня, потому что были серьёзнейшие вопросы, касающиеся законности приговоров по некоторым делам, законности арестов некоторых лиц, в отношении которых велись следственные действия. Очень острые проблемы, очень острые.


В Ульяновске таких громадных проблем с правоохранительной системой нет. Может быть и дел нет таких громких и страшных, как в Татарстане. Может быть конечно, а может быть прокуратура всё-таки в Ульяновской области старается как-то предотвратить жалобы граждан, предотвратить публикации критические в адрес правоохранителей. Они на это много работают.

Я не могу сказать, что прокуратура Татарстана слабовата. Уровень квалификации здесь даже выше, не ниже, чем в Москве. Люди здесь подкованы, юристы очень высокой квалификации. Другое дело, что, я предполагаю, что местная власть здесь пытается влиять на правоохранителей, потому что власть здесь сильная.


― Если брать Татарстан, то к Вам приходят решать проблемы, которые не касаются Вашего кармана?

― Нет, за деньгами не приходят в Татарстане.


― А, например, хотят какой-то бизнес развить или что?

― Приходят с жалобами на правоохранителей, приходят с жалобами на власть, потому что их зажимают. Не позволяют развивать бизнес. Утверждают, что здесь клановость некоторая существует, что здесь есть предпочтение одним, и не предпочтение другим. Об этом говорят.

― Если задели клановость. У нас вокруг Челнов ходит байка, что есть клан Абдуллиных-Магдеевых. Хотелось бы уточнить, что является правдой, а что не является? Если к Вам приходят с обращениями, какие заявления подтвердились, а какие нет?

― Да, я собственно говоря по личностям никакой информацией не располагаю. Я располагаю информацией, когда возбудили дело. На уровне догадок я судить не могу. Народ на приёме именно здесь, больше нигде, очень часто утверждает, что есть какие-то кланы, есть какие-то организации, организованные группы, которые продвигают своих, что здесь процветает кумовство. Приводят примеры, но ведь никто не хочет писать официальные жалобы. Я говорю, хорошо братцы, давайте – пишите мне официальный материал, и мы будем заводить машину.


― Кажется у Вас здесь есть помощник ― зовут его Сергей Яковлев. Он сейчас в контре с мэром города. Он чётко говорит, что именно Наиль Магдеев дискредитирует «Единую Россию».

― Я поиск людей, которые бы мне выдали компромат на власть не веду. У меня нет цели скомпрометировать власть, у меня есть цель разобраться с обращениями граждан.


― А цель скорректировать власть?

― Цель скорректировать власть стоит, если власть ведёт себя неправильно. Проблема в том, что люди говорят устно, но не хотят информацию излагать письменно. Её же в виде заявления нужно излагать для того, чтобы проводить доследственную проверку или решать вопрос о возбуждении уголовных дел. Иногда люди, которые находятся под следствием, озлобленные приходят и говорят, давай я на мэра или заместителя, или ещё на кого-то ― я напишу, я дам материал, но это заканчивается нашим разговором, к сожалению, или к счастью, не знаю. Дальше этого они не идут.


Иногда приходят повторно с другими вопросами, я спрашиваю: ты же собирался мне представить материал. Они говорят, да нет, это всё равно не сработает. Вот на этом заканчивается.


― То есть был запал…

― Был запал, он пропал, он ушёл. Человек полагал, что он сможет отомстить, привлечь внимание к своей проблеме, ему всё простят, наверное. Потом понял, что не простят, если он что-то наделал.

Я демократию понимаю прежде всего, как свободные выборы

― Мне понравилась одна Ваша фраза, что вы бы хотели видеть президента-демократа. Как её понимать? Вы же в КПРФ, с 1969 года в КПСС состояли. Это вообще с логикой вяжется?

― Вполне вяжется. Вопрос в том, что такое демократия. Если кто-то понимает под демократией хаос, полную свободу для предпринимателя, для экономики ― грабь, воруй, мошенничай, твори, что получится, то я конечно против такой демократии.

Я демократию понимаю прежде всего, как свободные выборы, без всякого принуждения. Это свободный доступ каждой партии к жителям, чтобы не было так, что я получаю информацию. Завтра первое сентября, надо в школу сходить. Поручаю своему помощнику, а некоторые руководители здесь в Челнах заявляют: извините, мы с «Единой Россией» работаем, мы с коммунистами не работаем ― это конечно же не демократия, это кавардак.

Демократия ― это тогда, когда регулярно проводят референдумы, мы об этом уже говорили. В нашей стране нет референдумов. Какая демократия, если народ не может выразить свою волю? Я не говорю, что у нас страшный авторитаризм, что у нас фашизм. Нет конечно.


― Я слышал Вашу оценку, что в целом у нас режим, как в среднем по Европе.

― Да у нас в целом то в державе порядок, правовой порядок обеспечивается, но он обеспечивается не через демократию, а через авторитет президента. Президент лично управляет всем ― это неправильно. Механизм должен быть естественным.


― Это неправильно потому, что он не успевает?

― Потому что не может успевать. Он просто не может успевать, поэтому и не успевает. Сделать надо так, как в Финляндии. Там само по себе общество обеспечивает демократию, процветание и рост.

― Просветите тогда наших зрителей, какая демократия в Финляндии? Что такого особенного?

― В Финляндии особенность существует такая, что народ любит свою державу, общество и любит свою власть. У нас если спросить гражданина, то примерно два из трёх скажут, что они ненавидят нашу государство и нашу власть. Они и меня ненавидят, и Думу нашу ненавидят, а значит и всю державу ненавидят. Почему это складывается, если в Финляндии разница между самыми богатыми и самыми бедными минимальная. Если взять 10% самых богатых и 10% самых бедных там, разница в три раза. То в России она далеко далеко за десяток выходит.

― Там привязка же есть, что руководитель не может зарабатывать в столько то раз больше работника?

― Да там разные привязки есть, и прогрессивный налог, который уравнивает людей в итоге. Но не совсем уравнивает ― уравниловки там нет. Там есть стимул к прогрессу, стимул к развитию предпринимательства.

У нас сейчас государство заботится об олигархах, о крупном капитале.

― Шутка такая была, не фонд благосостояния народа, а фонд благосостояния олигархов. Деньги ушли в банки, а оттуда непонятно куда.

― Вы понимаете, это способ управления государством. Этот способ эффективный, но олигарх заботится не о том, чтобы беднейший поднялись, ему надо, чтобы беднейших было всё больше и больше ― это дешёвая рабочая сила, это конкуренция на дешёвые рабочие места, это дешёвая продукция. Это конкуренция дешёвой продукцией на международном рынке.

― Здесь получается, что государство должно свои регулирующие функции включить в конце концов?

― Конечно, вот что такое демократия.

Сейчас суды зависимы по горло от исполнительной власти

― Последний вопрос, что нужно поменять в нашей конституции, чтобы не было противоречий в ней самой. Юристы эти противоречия находят.

― Противоречий в ней много, у меня громадный список. Я считаю лично, что поменять надо президентскую форму правления на парламентскую.

― Вот прямо так.

― Ну не совсем прямо так. Мне представляется, что Президент России обладает слишком широкой властью. Мне кажется, что многие вещи должен решать парламент, а не президент. На местах решаться должны многие вещи. Я совершенно уверен, что надо обеспечить независимость прокуратуры, независимость судов от исполнительной власти. Вот это бы послужило и демократии, и развитию предпринимательства и бизнеса в нашей России.

Сейчас суды зависимы по горло от исполнительной власти. По существу, исполнительная власть их подбирает, администрация Президента назначает. Ясно от кого они зависимы, и судьи это сами не скрывают. У нас же даже официально прокуроры назначаются с согласия субъектов. Прокурор Татарстана назначается с согласия парламента республики и с согласия президента Татарстана обязательно. Он же не может от них быть независим, ведь также. В каждом субъекте то же самое.

Если бы мы независимую судебную и прокурорскую власть бы сделали, мы бы обеспечили независимые судебные решения, понимаете.


― Предлагали вроде выборность судей...

― Выборность судей ― хорошая вещь. Существует во многих странах, и у нас В СССР была. И мы бы сделали на самом деле независимый суд. Это страшно для власти, это тяжело для власти. Им придётся почаще исполнять неудобные для неё судебные решения, но мы бы обеспечили бы продвижение более интенсивное и экономическое, и политическое.

Скопироватьhttps://r16.ru/p/1895

Загрузка комментариев

НАШЛИ ОШИБКУ?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

Мобильные приложения
GooglePlatAppStore
Мы в социальных сетях:
Для функционирования сайта используются файлы cookies. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с использование этой технологии

undefined